1 сентября 2014 г.

Как я провел лето

Весь июнь я сдавал и пересдавал экзамены, переписывал итоговые контрольные и лабораторные. Ничего не помогло – учителя хотели в отпуск, и мне назначили пересдачу на конец лета. Родители сказали, что их терпение кончилось, и уехали на месяц в Испанию. Сестру взяли с собой – она отличница, а меня сослали в деревню к деду.

Оказалось, однако, что это была даже не ссылка – это была каторга. Дед заставлял меня вставать раньше петухов, таскать воду из колодца, а потом этой ледяной водой меня же и обливал. Я орал так, что сбегались собаки со всей улицы и дед Тишка. Он, вообще-то, глухой, но бегает быстро и всегда с ружьем. Это мне позже объяснили, что он ружьем от собак отмахивается, если они раньше него прибежать хотят. А в первый раз я не знал этого, думал, меня отстреливать за двойки будет – так мне мой дедушка сообщил. Вид у обоих дедов был серьезный, и я поверил. Но от страха у меня так скрутило живот, что весь оставшийся день я провел в маленьком домике на краю бабушкиного огорода.

На следующее утро дед велел идти с ним на рыбалку. На речке все рыбачили с моста – невысоко, и хорошо клюет. У соседа дяди Пети уже было полведра наловленной рыбы. Он разрешил мне с ней сфотографироваться. Пока я настраивал фото на мобильном телефоне и выбирал такой ракурс, чтобы ведро казалось полным, мостик стал скользким. Я не удержался и полетел в речку – с телефоном и рыбой. Меня достали, а рыбу – нет. Я помчался домой, а сзади в меня летело пустое ведро и крики дяди Пети о том, что он этому приезжему фотографу что-то куда-то натянет. Вскоре прилетел и сам дядь Петя – требовал мое ухо взамен уплывшей рыбы. Бабушка откупилась от него тазиком пирогов – на меньшее сосед не соглашался. Я впервые понял, что чего-то стОю!

Через пару дней мне пришлось подраться с пацанами соседнего села, так как они не соглашались признать мою победу в конкурсе, кто дальше плюнет. Бабушка лечила меня потом какими-то лопухами, но, как ни странно, царапины и синяки очень быстро прошли. Я снова стал красавчиком и пошел в местный клуб на танцы. Но все девчонки были на голову выше меня и танцевать из-за этого со мной не хотели. Тогда я стал один танцевать хип-хоп. Другие танцевать перестали и только шушукались, глядя на меня. Остановиться я смог, когда участковый милиционер вывел меня под руку на улицу. Это была победа! Когда я уходил, народ стоял с открытым ртом. Одному я успел сказать – рот закрой, ангину схватишь — , но получил подзатыльник и решил, что на сегодня хватит.

Бабушка тоже считала, что я – герой, только говорила она это так грустно, что я задумался и пролил молоко. Дед в ответ на это приказал мне завтра доить корову, раз я харчами разбрасываюсь – чтобы знал, как они достаются.

Было прекрасное летнее утро, и корова совсем не ждала неприятностей. Но пришел я! Мы долго смотрели в глаза друг другу, потом появилась бабушка и подвела меня к хвосту.

- Очень удобно, — подумал я и дернул корову за хвост, ожидая, что польется молоко. Что было дальше – помню смутно, потому что очнулся я в углу коровника. Рядом стояла бабушка и уговаривала деда не пускать меня хотя бы в конюшню, поскольку родители мои им этого не простят. Дед согласился, и отправил меня вырывать сорняки. Когда, оглянувшись, я увидел бабушку, схватившуюся руками за голову, понял, что сорнякам повезло, а вот мне – вряд ли.
Оставшиеся 2 недели я изнывал от безделья. От скуки решил нарвать вишен, но дерево было старое, и две ветки сломались. Я рухнул вниз вместе с ними, а сверху на меня свалилось ведро с несколькими вишенками. Сосед очень порадовался, что хоть какое-то ведро меня догнало. Я понял – цикл замкнулся, моя миссия в деревне выполнена, пора ехать домой.

Последний летний месяц я пытался готовиться к пересдаче, но сестра все время отвлекала. Я так и не понял – сдал я или нет, но раз меня пустили в школу, наверное, сдал.

Вот так и пролетело мое лето. Наступила осень, и снова нужно писать сочинение. Все говорят вокруг, что я подрос и возмужал, спрашивают, куда я ездил, где так классно загорел… А у меня в голове только это сочинение и один-единственный вопрос:
- А нафиг учительнице знать, как я провел лето?